Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Как замерзает река.



Сегодняшним утром вышли затемно, на улице тихо и минус тринадцать. К реке спустились с восходом солнца. Снега нет, но трава и деревья в пушистом инее. А на реке тихое шуршание тонких пленок льда собирающихся по краям полей в полоски крошева и упирающихся ту часть реки, где на поверхности реки уже нет движения.
В сотне метров впереди, вышла из заснеженного кустарника к краю льда потревоженная псом лиса, постояла, оглянувшись назад и исчезла за поворотом. На участке без течения уже сидит на льду рядом с берегом первый рыбак. Спрашиваю, как успехи и какой толщины под ним лёд. Говорит, что пока только мелочь, а толщину льда показывает раздвинув большой и указательный палец. Судя по расстоянию между ними, сантиметров семь-восемь. Для чистого молодого льда, не на течении, достаточно, чтобы рыбачить с него спокойно.
Собакин удивлён и заинтересован рекой в новом качестве, но от берега пока не удаляется. Да и кто же ему позволит... Вот по травам и кустарнику в инее носиться в поиске, это сколько угодно.
А, что до меня, - давно здесь живу, но на самом начале ледостава оказался впервые.
Вот и с вами поделился...
(+6 фото) Collapse )

Медведи и люди.(записки "медвежьего сторожа")

дед 313

Бояться медведя совершенно естественно для человека. Ничего не боятся только дураки. Другое дело, что нельзя и опасно показывать свой страх медведю. И я оказавшись в одном из самых медвежьих мест страны и оставшись один на пустовавшем несколько месяцев инспекторском кордоне играю с ними в некую игру.  В которой они делают вид, что совершенно игнорируют меня, и не интересуются мною в кулинарном смысле а я, что нисколько их не боюсь и настолько крут, что смогу при встрече нос к носу убедить в этом любого медведя.
На самом деле я понимаю, что это не совсем так.  Но, у человека есть одна особенность - со временем он ко всему привыкает. Ну, разве что кроме холода и гнуса.Collapse )

Между делом о смысле.

DSC_2510 copy

С утра дождило и в маршруты не пошли. Когда дождь  прекратился, с ближайшего склона заготовили и напилили сухой лиственницы на дрова. Когда развеялось совсем, взялись просеивать пробы, те, что подсохли в палатке до нужной кондиции над печкой «буржуйкой». Сидим, беседуем…
Валентин, полевой рабочий из местных, взятый в поле по рекомендации земляка из Омолона. Того, в свою очередь, попросила об этом его мать. Чтобы не шлялся с дружками по посёлку.
По матери, Валентин юкагир, кем себя и считает.
Установив конусом несколько жердей и накинув на них брезент, Валентин устраивается внутри. Я, помня о плохой наследственности, - дед по отцу в войну заработал в шахте на золотом руднике силикоз и от него вскоре умер, в 37, - чтобы не дышать пылью, устраиваюсь снаружи.
Работа монотонная и немудрёная, - отбиваешь до размягчения мешочек с пробой, просеиваешь через сито на плотную бумагу, и засыпаешь просеянное, снабдив этикеткой из мешочка, в полиэтиленовый пакетик.
Сидим, беседуем…Collapse )

Мужская сила.

CSC_1893 (1024x683)

Где «подобрал» председатель старательской артели новую повариху, мнения были разные. Кто говорил, что он переманил её из одного из ресторанов Магадана,  кто строил иные, изобилующие эротическими подробностями предположения. Но, одно было очевидно: в отличие от тех дородных тётушек, что обычно кухарят в старательских артелях, Лелька девушкой была видной. А это, как не крути, неотвратимо грозило возникновением ненужного напряжения в коллективе. Потому, перед началом сезона, председатель, собрав ядро артели, авторитетных мужиков работавших с ним от трёх лет и более, постановил так:

- К поварихе не лезть. С кем решит сама быть, с тем и будет.
Так же сказал, что повариха, перед приёмом на работу о таком условии была предупреждена. На том и постановили.

Председатель старательской артели, - авторитет непререкаемый. Дисциплина в артели, чтобы за сезон  отработать максимально возможно эффективно, должна быть железной. Это все понимали.Collapse )

"Робинзоню" потихоньку.

DSC_0386 (1280x853)

Персональный пляжик, острова напротив. Людей не вижу, кроме рыбацких лодок в отдалении. Бамбука для строительства небольшого плота навалом. Вот только спинку застуженную в путешествии на север в кондиционированых автобусах, укреплю, и можно в плаванье.
Collapse )

Люди на дороге. 5. Просветитель.

DSC_0118 (1024x683)

Место где пришлось покинуть свернувшую с основной трассы машину, мягко говоря, было не очень удачным. Прямая дорога, разогнавшийся до предельно возможной скорости поток, отсутствие нормальной обочины, на которой мог бы безопасно припарковаться желающий меня подвезти.
Плюс отсутствие населёнки в зоне видимости в обе стороны, где можно было бы рассчитывать на сберкассу и банкомат при ней, что бы обналичить с карточки нужное для более комфортных ощущений количество денег. Что-бы в крайнем случае было на что перекусить, ну и доехать сегодня до дома оставшиеся 280 километров. Например, по ж/д или на рейсовом автобусе. А, оставшихся наличных денег в кармане аж целых тридцать пять рублей.
В трёх километрах впереди, небольшая площадка для отдыха водителей. Без киосков, без кафе, что как бы намекает на то, что до ближайшей населёнки еще не близко. Но, хоть что-то...
Устроив за спину рюкзак, по обочине иду туда, отведя в сторону согнутую в локте левую руку с сжатой в кулак кистью и оттопыренным вверх большим пальцем. Кому нужен попутчик заметят этот жест и остановятся где угодно.
Пара легковых сбавляет скорость, но не решившись остановиться уезжает дальше. Впереди, в метрах трёхстах, грузовик "Ивека", водитель которого осматривает скаты, изредка посматривая в мою сторону. Когда до него остается около ста метров, призывно машет рукой. А мы что, нам не в лом немного пробежаться...
Забравшись в вылизанную дочиста, в чёрных тонах, кабину, вижу за рулём молодого парня с гордой осанкой кавказца. Поверх чистой футболки стильный пуховой жилет, на руках "обрезанные" перчатки для вождения. Из динамиков аудиоустановки громкое то-ли пение, то-ли мелодичное чтение на языке похожем на арабский.
"Аллах Акбар, - воистину Акбар"...
Collapse )

Другая Камчатка. (7)


Вездеход приходит к полудню. Огромная гусеничная машина CHETRA (TM-130), размером с "КАМАЗ", с двигателем позади кабины и обогреваемым кунгом. Его водитель, уже знакомый мне Вадим Нестеров, глава администрации села Лесная. Людей в кунге вездехода, как селедки в бочке. Кроме депутатов, едущих на сессию и внеочередные выборы главы района, в нем пара школьных самодеятельных коллективов, едущих в Тигиль на конкурс. Кабина тоже битком. Вадим советует мне разместиться на крыше отсека, в котором расположен двигатель. То есть, между кабиной и кунгом. Говорит, что там точно будет комфортнее. На том и порешили. Максимально возможно утеплившись и затянув капюшон, лезу «на броню». Рюкзак привязываю, сам «закрепляюсь» спиной упершись в кунг, ногами в выступающие части, и одной рукой держась за изолированную выхлопную трубу.

Collapse )

ЛЕСНОЙ ПРИЮТ.



Охотничьи избушки ... Просматривая старые фотографии - вижу, что большая их часть сделана именно на их фоне. И здесь закономерность, наверное, не только в том, что избушка означает более-менее продолжительную стоянку, во время которой доходит дело и до того, чтобы вспомнить о фотоаппарате, упрятанном в глубине рюкзака. В самом деле, не зря же тащили его в такую даль, когда каждый грамм в рюкзаке с каждым километром пути прибавляет в весе. Но, это конечно не всё. Основное, наверное, в том, что в условиях дикой природы, зимовья являются теми островками на которых путник может восстановить свои силы. И какой благодарностью наполняется сердце, когда сырой и измотанный, в кромешной тьме дотащившись до знакомого зимовья, обнаруживаешь что люди пользовавшиеся им до тебя подумали о том кто придет сюда после них. Понимая, что от такой "ерунды" как сухие дрова, кусок бересты, соль, спички и вовремя подлаженная дверь, может зависеть здоровье, а порой и жизнь следующего "квартиранта".Collapse )

Выбираясь с Бикина. Встреча с промысловиками. Двойная удача.



Пока вновь не пошел снег и есть запас светового дня, надо идти вперед. До свидания Бикин, мне пора. Спасибо за то, что первичная разведка смогла стать интересным продолжительным путешествием.
По пропилам и едва заметному под подтаявшим снежком следу, уходя от реки, постепенно поднимаюсь вверх. Пробивая дорогу, эти люди старались максимально использовать пологие терассы. На одной из них, в двадцати метрах от меня, вскакивает с лежки изюбрь и, гремя рогами по ветвям, резво скрывается в лесу.
Свежий пропил вскоре сменяется заброшенной лесной дорогой. Попадается и пара давно не используемых ответвлений. Если бы не видный пока след, каждое из них заставило бы задуматься о выборе дальнейшего пути.
Ночую в лесу, поставив палатку и запалив рядом с ней нодью. Благо сейчас уже можно не бояться стать причиной пожара. Немного потеплело, ночью падает мокрый снег. Похоже, что Бикин не хочет меня отпускать, решив засыпать путеводный след. Разберемся, утро вечера мудренее.
Collapse )

Прощание с Каялу. Переход к реке Дунгуза (Оморочка).



По возвращению, спрашиваю у Юры разрешения воспользоваться его банькой. Протопив ее, стираю одёжку, моюсь и парюсь от души.
Тем временем, пришел в гости сосед из барака на Верблюжьей, до которого через сопку с полчаса ходьбы. Нажарив сковороду мяса, ужинаем вместе.
Когда сосед уходил к себе обратно, «комбат» дал ему дорогой спиннинг с катушкой, который он попросил оставить «порыбачить» и на хранение до следующего их приезда у нейрохирургов их Хабаровска. Собравшим, кстати, после случившегося с ним несчастья, его разбитое колено. Отдал, чтобы сосед продал спиннинг гостящим у него рыбакам из посёлка, или выменял его у них на водку.
Collapse )