?

Log in

No account? Create an account
 
 
15 Июнь 2010 @ 19:08
НА ОЛЬХОНЕ.  

Мне больше нравятся места дикие. Оказавшись проездом в Иркутске, интереса к посещению мест из информативно-раскрученного « байкальского туристического набора» не было, но сложилось так, что и я попал на остров Ольхон.




С перевала мимо снующих сусликов, стрекочущих кузнечиков и демонстративно жужжащей в полете саранчи спускаюсь к поселку МРС и паромной переправе.
Паром называется «Дорожник», и он - бесплатный. На вопрос – почему, отвечают, что переправа - это продолжение дороги. А разве где-то в других местах паромы не связывают дорогу?



Недолгий путь и выхожу на берег бурятской святыни. На пристани подобие автобусной остановки, неказистая летняя кафешка и дорога, почти на километр забитая машинами на выезд. Вдоль дороги столбы с электрическими проводами, идущими вглубь острова. За денежку малую вписываюсь в маршрутку до Хужира. Почти до самого поселка остров голый. Степь да камень. Не доезжая Хужира, справа уже виднеется сосняк. Похоже, именно это когда-то и определило его местоположение. Отклонив предложение за плату довезти меня до мыса Хобой и миновав поселок, где почти у каждого местного - частный постоялый двор, выхожу на берег.



Напротив Шаманка, справа протяженный песчаный пляж. Общая истоптанность и изъезженность побережья оптимизма не внушает.



На всем протяжении берега за Хужиром дымы костров, палатки и машины.Слишком людно. Пока мне здесь совсем не нравится, но дело к ночи и надо искать место для ночлега. С заходом солнца становится заметно прохладнее. Пройдя берегом песчаного пляжа пару километров, нахожу место для стоянки. Из старых кострищ набираю остатки дров, коих должно хватить для приготовления ужина. И вот мой первый на Байкале костер уже лижет языками пламени котелок. Синие вершины за Малым морем лоскутами скрывает туман, на воде штиль, вдали от берега рыбаки ставят сети на омуля, а где-то неподалеку из чьего-то авто на весь берег орет шансон. Завтра надо будет найти более спокойное место.



Судя по карте Ольхона, остров поперек не так широк. По моим расчетам это где-то около двадцати или чуть более километров. Возможно, на другом берегу Ольхона мне понравится больше. Чтобы попасть туда, мне надо подняться до хребта, перевалить его и спуститься вниз. По пути спуски, подъемы, движение вдоль склонов, пугающе взлетающие из-под ног выводки глухарей и опасение удивить своим неожиданным появлением какого-ни будь расслабившегося в кустах медведя. Иду по компасу. Добравшись до вершины, за которой в нужном мне направлении лесной склон не только спускается вниз, но и не видно других возвышающихся над ним вершин, с облегчением вздыхаю и допиваю последние глотки чая. Вниз я смогу двигаться значительно быстрее. Спускаюсь, чуть ли не бегом. Попав в обширную влажную низину, надеюсь найти здесь воду для чая, но даже в самых низких местах бывшие лужи сейчас представляют собой лишь подсохшее, истоптанное копытами изюбрей и косуль илистое дно. Несмотря на то, что вверху еще светло, здесь внизу уже сумерки. На влажных лужайках попадаются диковинной красоты не виденные мной нигде ранее цветы.
После низины вновь подъем. Вокруг становится все темнее, а склоны все круче. Во рту все пересохло. Ругаю себя, что не взял с собой запаса воды. Изнывать от жажды ни где-нибудь в безводной пустыне, а почти посередине самого большого на земле пресноводного озера - это уже слишком. Вскоре крутой голый склон справа сменяется более пологим лесным. Вдоль него иду по едва заметной тропинке и вскоре выхожу к скрытому в лесу зимовью. В нем печка, столик и две лежанки. Над столиком вытканное изображение снежного барса. Рядом с зимовьем сложенная из бревен коптильня с очагом ниже по склону и скрытым в земле дымоходом. А еще рядом небольшой ручей. Напившись, умываюсь и наполняю водой пластиковую бутылку. Спустившись еще, вскоре выхожу в красивый распадок. В его берег раз за разом бьют волны штормового Байкала. Ветер с озера ледяной. Но чуть выше в луговой низине ветра почти нет и тепло. Тут красиво и никого нет. Тропинка вдоль берега почти не хожена. Решаю задержаться здесь на пару дней.



Ночью просыпаюсь оттого, что слышу, как где-то рядом громыхает по рельсам большой тяжелый товарняк. Это всего лишь шум прибоя. К утру ветер становится тише. На озере пенятся белые барашки и волны с шипением накатываются на береговую гальку, но уже не так как вчера. Собираю дрова, гуляю по берегу, пробую ловить рыбу.



В прибрежной полосе дна здесь много крупных валунов, а за ней обрыв. Судя по карте, именно вдоль этого берега острова находится самой глубокое место на Байкале, где до дна полтора и более километров. Рядом с палаткой тепло и можно загорать. Но, спустившись к воде, как-будто заходишь в холодильник. А вокруг красивые луговые цветы и пейзажи, неподалеку бурятское капище с черепами лосей и изюбрей и разноцветными ленточками.



Здесь здорово и я уже ничуть не жалею, что залез на Ольхон. Еще бы разобраться с рыбалкой.
На следующий день на меня вдоль берега выходит сначала один человек с рюкзаком и посохом, затем еще двое. Все они учителя средней школы из Братска.



Идут берегом от мыса Хобой. Лет восемь назад двое из них были здесь на археологических раскопках. С их слов, все спускающиеся к воде распадки - бывшие стоянки древних людей. А еще они говорят, что, судя по результатам раскопок, здесь когда-то было много носорогов. В их домашних коллекциях немало костей этих доисторических животных и их рогов… Вечером устраиваем товарищеский ужин, а утром, встав раньше всех, собираюсь и отправляюсь в путь. До жары я собираюсь дойти до самого дальнего, из видимых мне отсюда, мыса. Ощущение, что каждый шаг нога твоя ступает туда, где ты еще никогда не был, это здорово. Идти не просто. Земляным склоном, там, где он достаточно пологий, - легче, но тропа идет по самому краю обрыва, который в любой момент может осыпаться. Галечным берегом с крупными валунами и выброшенными на берег бревнами идти труднее, но часто это единственная возможность. Здесь тоже надо быть начеку, так как местами реально рискуешь попасть под осыпь. А осыпи таковы, что сносят стоящие высоко на склоне деревья и выносят их на берег большим бревенчато-каменным завалом. Ветер стих и на озере штиль.



Плавают почти не боящиеся меня утки. В паре сотен метров от берега из воды высовываются одиночные любопытные морды байкальских нерп. Это хороший знак. Есть нерпы, есть рыба. Ближе к полудню и наступлению жары, дойдя до красивого галечного пляжа и упершись в большой завал, я скидываю рюкзак и решаю здесь задержаться. Тем более что в десятке- другом метров от берега расходятся круги от явно наличествующей там рыбы. И я знаю, что это за рыба. Если замереть, спрятавшись за валуном, в прозрачной воде можно разглядеть серые тени брусковатых хищников. Это хариус. Анализируя предыдущие ошибки и свой рыбацкий опыт, прихожу к выводу, что снасть должна быть верховая, не пугающая рыбу и движущаяся. Оснащаю спиннинг найденным на берегу сетевым поплавком с грузом и полутораметровым, на манер нахлыстового, поводком-подлеском. Подобным способом на реках Кольского полуострова ловят семгу спиннингом на искусственную мушку. Но здесь нет течения и волнения воды на каменистых перекатах. Забрасывая свою снасть и потихоньку подтягивая ее к берегу катушкой, сначала пробую соблазнить хариуса искусственными мушками. Методом подбора мне, наконец, удается подобрать мушку, которая, что называется, работает. Это небольшая, похожая на елочную игрушку, мушка из разноцветного люрекса. После нескольких резких ударов удается подсечь осторожную рыбу. Боясь потерять ее, вывожу ее на берег с максимально возможной осторожностью. У самого берега отчаянно сопротивляющейся рыбе удается сорваться. На моих глазах, да простят меня знакомые из природозащитных фондов, еда, вильнув хвостом и развернув радужный плавник, скрывается в глубине озера. Наконец, мои старания увенчались успехом. После подсечки отчаянно кручу катушку и выкатываю на берег крупного хариуса.



Я беру его в руки и чувствую от него леденящий холод. Ощущение, будто я взял в руку брусок живого льда. Вскоре, зацепив мушку за дно, оставляю Байкалу уловистую снасть и думаю, чем бы ее заменить. Прибив на себе очередного слепня, машинально бросаю его в воду и через мгновение вижу, как тот исчезает в стремительном всплеске. Взамен утраченной мушке, привязываю к подлеску блестящий белый норвежский крючок, на который насаживаю пойманного тут же на берегу кузнечика. По логике, эта береговая живность с ветрами и дождями тоже, так или иначе, попадает в воду и знакома на вкус рыбе. Заброс, потяжка, и плывущий по поверхности крючок с кузнечиком исчезает во всплеске. Еще не веря в столь легкую удачу, я резко подсекаю и на конце снасти чувствую упорное сопротивление. А еще через несколько секунд на берегу, изгибаясь, скачет второй крупный хариус. Сняв его, бегу ловить кузнечиков. Пара часов увлекательной рыбалки и в моем садке уже с десяток брусковатых красавцев. Вечером - сказочной красоты закат. Дрова и чистейшая вода рядом, и сама жизнь моя здесь в окружении этой красоты похожа на сказку. Только ради этого вечера стоило сюда забраться.



Следующие два дня живу как в раю. На своем небольшом галечном пляже я, как на необитаемом острове. За спиной - крутой склон и основной хребет, идущий вдоль острова. Слева и справа - просматриваемый с одной стороны на километр, а с другой - на десяток-другой километров берег. А виды….
На озере - штиль, а в небесах - солнце. Великолепна и увлекательна рыбалка. Вот только рыбы нужно мне совсем немного. Ровно столько, сколько я смогу съесть и запасти на ближайшие день-два. Изощряюсь в кулинарии. Благо все необходимое - от подсолнечного масла, набора специй и соусов до используемой в качестве сковороды крышки котелка и шампура. Изумительна уха из голов и хвостов хариусов. После путешествий по Кольскому и северу Карелии я знаю, как хороши хариусы, запеченные на палке над углями.



А если потом кусочки запеченной рыбы уложить в крышку котелка и, добавив немного масла, воды и специй, потушить «на медленном огне», - это вообще нечто.



Через пару дней из-за мыса на резиновой лодке с мотором появляются и другие рыбаки. Они тоже ловят хариусов и не менее успешно. С наступлением темноты они уезжают, но на утро появляются снова. Их присутствие в зоне видимости нарушает мою идиллию, и я решаю двигаться дальше. А дальше начинается одно из тех непроходимых мест, о котором мне говорили туристы из Братска. Это достаточно крутая уходящая в воду скала. Сложный участок сначала прохожу налегке, чтобы прощупать путь, и только потом с рюкзаком. Местами опускаюсь вниз и, опираясь на чехол с удочками, как на посох, осторожно иду обжигающе ледяной водой. Все, что нельзя мочить совсем, - в самом верху рюкзака в прямоугольном пластиковом ведре с крышкой. И, тем не менее, на скользких камнях в любой момент можно поскользнуться. Тогда прощай фотоаппарат и уже отснятые кадры и, что самое обидное, в значительной мере смысл дальнейшего путешествия. Очень медленно прохожу сложный участок. Далее по каменистому берегу идти уже можно. Но когда я к вечеру дохожу до следующего распадка и заросших цветами лугов я все-таки вздыхаю с облегчением.



Ставлю палатку и становлюсь на ночлег. На берегу полно выбеленного волнами и высушенного солнцем топляка. Вкуснейшей и чистейшей воды тоже в достатке. На берегу в стороне валяется брошенная браконьерами подсохшая маралья шкура. И она уже не первая за время пути. Следующим утром опять ловлю хариусов. Компанию мне составляет периодически появляющаяся на поверхности нерпа. Ради хороших видов решаю взобраться на хребет. Иду налегке. Сначала поднимаюсь по луговому склону через полосу леса и по каменистым осыпям. Потом - по краям осыпей, вдоль скальных желобов. Шаг за шагом вверх, иногда несколько минут прикидывая, за что зацепиться рукой, куда поставить ногу. И вот я уже почти наверху. Здесь кустами растет какая-то неизвестная мне прежде разновидность лука с толстыми, мясистыми стеблями. Поднявшись еще выше, неожиданно вижу под обрывом скалы лежащую на боку и, судя по всему, упавшую со скалы совсем недавно и разбившуюся оленуху. Но, несмотря на то, что мухи ее еще не нашли, мясо уже никуда не годится. Жара.



Взобравшись на одну из торчащих столбами скал, снимаю. На уступах маральи лежки. Видимо этим оленям тоже не чуждо желание созерцать окружающую красоту. А еще отсюда видны все подступы. С большим трудом и только благодаря ориентирам мне удается разглядеть, где на берегу стоит моя палатка. А еще отсюда хорошо виден мелководный карниз берега с лазурной водой, за ним темная синева и обрыв на полтора километра.



Поднявшись от скал еще выше, выхожу на большую заросшую лесом площадку. За ней гарь и заваленный буреломом спуск к Малому морю. Судя по треску и следам, поднимаю с лежки марала. Успеваю увидеть, как он мелькнул быстрой тенью меж деревьев. Пройдя вдоль хребта, нахожу менее опасный спуск. Там, где я сюда поднимался, спускаться слишком опасно. Все, пора вниз. И вообще выбираться с острова и идти дальше. Наверняка здесь еще можно много чего увидеть и снять много хороших картинок, но свежесть восприятия пошла на убыль. К тому же надо оставить что-то и на потом.
Следующим утром вновь взваливаю на плечи рюкзак и берегом, от мыса к мысу, на выход. По пути на берегу попадаются рыбацкие избушки. Одна пустующая, из другой, судя по всему, хозяева отъехали, чтобы продать пойманную рыбу. С хозяевами третьей здороваюсь на ходу, когда они выходят посмотреть, кого облаяла их собака. К полудню дохожу до еще одного прижима. Тут по скале и осыпям уже не пролезть.



Зато по воде, вдоль самого края скалы, пройти можно. Правда, в паре мест глубоко настолько, что рюкзак приходится нести на шее, наподобие мешка. Миновав очередной участок по воде, выбравшись на берег, отжимаюсь и отогреваюсь на горячих нагретых солнцем валунах. Миновав прижим, выхожу в очередной распадок. Здесь много туристов, палатки и машины.



Кажется, это единственное место на этом берегу острова, куда можно доехать на автомобиле. По дороге, пешком, вновь пересекаю остров. По пути выхожу на радоновое озеро. Здесь тоже очень людно. Говорят, что купание в этом озере лечит болезни суставов.



Мои же суставы уже достаточно размялись и им точно не до болезней. К вечеру выхожу на дорогу, ведущую от переправы в Хужир. Если повезет, к ночи буду в Иркутске. Мне везет.
 
 
 
СерыйШансонseriyshanson on Сентябрь, 16, 2010 00:19 (UTC)
Великолепный шикарный отчёт. Я тоже бывал на Ольхоне, но только на западной его части, между Хужиром и Харанцами, до Хужира автостоп добрался. До MPC с Иркутска довёз знакомый моей Интернет-знакомой, продукты вёз на какую-то базу. Вот сейчас пару статеек про остров написал на своём автономном блоге.
Валерий Люшковstrelec_new on Сентябрь, 18, 2010 19:08 (UTC)
Спасибо. Рекомендую на Байкале полуостров Святой нос.
Egor_13egor_13 on Декабрь, 29, 2010 06:38 (UTC)
Мест, куда по восточному можно на машине доехать, собственно три: в северной части - Узуры, в середине - Ташкеней, где Вы, видимо, и были, и невдалеке южнее еще есть распадок, названия не помню, туда вроде тоже можно.
Записки у изголовья.vladimir_pot on Март, 8, 2011 15:01 (UTC)
Замечательные фотографии, только чуть спрятать под кат или дать ссылочку.
А что за гора такая, как из кирпичей, где она находиться, не помню.
Валерий Люшковstrelec_new on Март, 8, 2011 16:04 (UTC)
Судя по карте, падь Ташкинэй, на которую долрожка от Ялги. Первый прижим в сторону восточной оконечности острова.
alexsandrisalexsandris on Октябрь, 26, 2011 02:51 (UTC)
МИР ЗЕМЛИ
Интересно выглядит паром с этими НЕ НАШИМИ Автомобилями!
Ни тебе Газончика, ни... трактора ДТ.
nur_xxnur_xx on Ноябрь, 1, 2012 14:44 (UTC)
В восторге от Вашего интереснейшего, подробного, красивого рассказа. И я была на Ольхоне, в сентябре! Впечатлений - море, до сих пор захлебываюсь)).
Остановилась в Хужире, ездила на Хобой, и выходили на море ( до острова Огой, на Большую землю до святого источника). Очень хотела на восточный берег, где Вы и отдыхали, но ...не сезон, не получилось.
Валерий Люшковstrelec_new on Ноябрь, 1, 2012 16:16 (UTC)
Спасибо за комментарий. Верьте в свою Удачу и всё сложится..)
nur_xxnur_xx on Ноябрь, 1, 2012 16:39 (UTC)
Спасибо))
(Удалённый комментарий)
Валерий Люшковstrelec_new on Ноябрь, 4, 2012 17:14 (UTC)
Что мешает?..)
garsa on Январь, 26, 2014 15:28 (UTC)
Здравствуйте!
Отличное солнце!
Правильно я понимаю, что это рассвет?
Если Вы стояли на восточной части, то закат был бы за остров.
Валерий Люшковstrelec_new on Январь, 26, 2014 20:59 (UTC)
Здравствуйте!..)
Да.
Понимаете правильно.
Точно.
Натальяvera_nata on Июль, 18, 2014 06:38 (UTC)
"Напротив Шаман-камень"

Это не Шаман-камень.

Это мыс Бурхан, скала Шаманка.