?

Log in

No account? Create an account
 
 
24 Май 2010 @ 10:38
ГОД ТИГРА.  

 

Как бы нам не хотелось тешить себя иллюзиями, что численность популяции амурского тигра стабилизировалась и достигла того уровня, который в состоянии прокормить заповедная Уссурийская тайга, сегодня амурский тигр как вид в значительно большей опасности, чем два года назад. Несмотря на все усилия общественных природоохранных организаций по привлечению внимания к этой проблеме, в последние годы амурских тигров становится всё меньше. Для этого сегодня в России созданы все условия. Заповедной уссурийской тайги почти не осталось, она исчезает на глазах, спешно вырубаемая и вывозимая эшелонами в соседний Китай. Места, где росли дубы и кедры, зарастают березой и осиной. Лесовозные дороги, которыми тайга в Приморье и Хабаровском крае испещрена вдоль и поперек, создают легкий доступ к самым потаенным её местам. А это именно те места, где пока обитает самая крупная кошка на нашей планете. Официально разрешенные и сравнявшиеся с ними по объёмам незаконные лесозаготовки - главная опасность для российской популяции тигра. По прогнозам специалистов она уже в ближайшее время в результате этой деятельности будет раздробленна на три не сообщающиеся с собой части. Вторая наиболее важная по значимости опасность популяции тигра в России – браконьерство. Сегодня есть все основания предположить, что браконьеры ежегодно убивают такое количество тигров, которое популяция уже не в силах восполнить. Практически тигр в России сегодня беззащитен. В 2003 году без контрольных функций осталась специнспекция «Тигр», егеря охотобществ потеряли право контроля угодий и составления протоколов. И завершила развал существовавшей в России природоохранной системы начавшаяся в 2005 году реформа органов охотничьего надзора. В 2009 году количество инспекторов охотнадзора сократилось вдвое. Вдвое сокращено и финансирование этой государственной природоохранной организации. Теперь не централизованной с единым контролем и управлением, как раньше, а подчинённой управлениям по охране объектов животного мира в составе областных и краевых и республиканских администраций. Единая государственная система охраны природы разрушена, впереди затяжной переходный период её восстановления в новых правовых рамках. Намеренно или из-за некомпетентности занимающихся этими вопросами в стране созданы все условия для расхищения её природных богатств.И это в то время, когда существует не прекращающийся, неограниченный спрос на тигра со стороны Китая. Разумеется, не живого, а в виде сырья, которому в составе снадобий и амулетов китайцы приписывают чудодейственные свойства. Пока есть спрос, имеющий каналы доставки, найдутся и те, кто хочет погреть на этом руки. И находятся. Сегодня это уже не браконьеры одиночки, а хорошо организованный преступный бизнес. Одни с помощью ящичных ловушек и петель из металлического троса отлавливают и отстреливают тигра в тайге. Другие занимаются доставкой туши к месту обработки. Третьи обрабатывают сырье, готовя его к контрабандной транспортировке. Специалистам охраны природы в Приморье браконьеры, специализирующиеся на добыче тигра, известны. По их неофициальным данным в прошедшую зиму только в окрестностях села Самарка Чугуевского района Приморского края было убито 8 (восемь) тигров. И такое село не одно. Браконьеры не боятся. Это в Китае за браконьерскую охоту на тигра грозит смертная казнь, а у нас, чтобы привлечь к ответственности браконьера более или менее серьезно, надо поймать его на месте отстрела тигра с оружием в руках в присутствии свидетелей. Как правило, браконьеры - хорошие следопыты и им это не грозит. Тем более, что сегодня они уже не утруждают себя обработкой и доставкой незаконно добытого животного, а просто продают закупщикам точку, зафиксированную навигатором, место, где в тайге лежит туша. Те же, кто инициирует и организует всю цепочку международного преступного промысла, тоже безнаказанны. Если они будут пойманы с убитым тигром или его частями при транспортировке, максимум, что им грозит, - это штраф в 1(одну) тысячу рублей. Да и кому их ловить, если инспектора охраняемых природных территорий ныне безоружны и бесправны. А с передачей охраняемых природных территорий Министерству природных ресурсов лишены материального стимула выполнять свои обязанности максимально возможно эффективно. Например, инспектора заповедника «Кедровая падь», что называется «на руки», получают заработную плату 5(пять) тысяч рублей. Теперь даже ФГУ «Специнспекция «ТИГР» Министерства природных ресурсов и экологии РФ не ездит в рейды. А еще несколько лет назад её название наводило страх на браконьеров. Её инспекторов невозможно было подкупить. Сегодня функции инспекции «Тигр» сводятся к разрешению ситуаций с проблемными тиграми, выявлению причин, почему тигры всё чаще становятся проблемными, учету тигров и планам создания реабилитационного центра для тигрят, оставшихся сиротами по тем или иным причинам. Но и это приходится делать без нормального правового обеспечения.То, что природа Приморья оказалась почти без охраны, а в 2008 году оставалось полтора десятка инспекторов охотнадзора на весь ареал тигра, конечно, не осталось не замеченным у охочих до её богатств в соседнем Китае. После того как на границе таможенники усилили контроль за незаконным перемещением тигриных дериватов, попыток провезти контрабанду через официальные пункты пропуска стало заметно меньше. Но в то же время участились случаи незаконных переходов границы с целью браконьерской добычи и перемещения незаконно добытого через границу. Пока без огнестрельного оружия, но на вооружении китайских браконьеров - убивающие животных петли, яды, взрывающиеся в пасти животных приманки с взрывчаткой. Если так пойдет и дальше, возможно, мы еще вспомним банды хунгузов, хозяйничавшие в Приморской тайге сто лет назад. Случается, стреляют тигров и охотники-промысловики. Считая тигра помехой и опасностью на своем охотничьем участке. Не для того, чтобы нажиться, а просто, «чтобы не было». Не понимая того, что там, где в тайге не будет тигра, на его место неминуемо придут волки, которые в отличие от тигра берут от природы не столько, сколько им нужно для пропитания. Ущерб от волка в угодьях в пятнадцать раз превышает ущерб от тигра. Не будет лишним напомнить, что в 1942- 1947 годах волки в Приморье хозяйничали от Хасана до Тернея. Там же, где сегодня еще есть тигр, волка нет на 10000(десяти тысячах) гектаров вокруг, и на 30000 гектаров вокруг он не потерпит присутствия волчьих стай. Не хуже волков вычищают поголовье копытных в Приморье и местные браконьеры, жители сел, которые нередко находятся на территории заповедников, заказников, национальных парков. Одни, - чтобы добыть кусок мяса для пропитания, другие, - занимаясь организованной браконьерской заготовкой мяса копытных для продажи. И такая «охота» идет круглый год. А когда тигру в тайге становится не на что охотиться, он чтобы выжить, вынужден приспосабливаться, становясь в итоге «проблемным» Причины третьей серьезной опасности тиграм пока только намечаются. По тем или иным причинам что-то меняется в самом тигре. В начале этого года был случай неспровоцированного нападения тигра-людоеда на человека. Тогда же другой тигр вышел на дорогу, отметившись нестандартным для этого зверя поведением. Тигра-людоеда отстреляли. Второго проблемного тигра удалось усыпить, но и он не выжил. Истощенный, по мнению экспертов, зверь умер, отказываясь в течение месяца от еды и питья. Есть мнение, что поведение тигров меняется под воздействием всё более активного вмешательства деятельности человека в их среду обитания или под действием инфекционного заболевания, например, чумы плотоядных. Этой болезни, хотя и в меньшей степени, чем другие виды животных, подвержено и семейство кошачьих. При заболевании чумой плотоядных подвергается изменению и нервная система зверя. Впрочем, нервную систему тигра могли «расшатать» и благие намерения человека. Например, программы по оснащению полосатых хищников ошейниками с радиопередатчиками. Посудите сами, каково дикому хищному зверю, привыкшему к скрытному обитанию, носить на себе белый светоотражающий ошейник. Мало того, что его присутствие раздражает зверя само по себе, так он еще и мешает скрытно подкрадываться к добыче, к тому же позволяет кровососущим тварям, оставаясь под прочным пластиковым ошейником недосягаемыми, разъедать шею зверя буквально в кровь. Не изучено и воздействие на психику тигра испускаемые возле его головного мозга импульсы передатчика. Среди специалистов, работающих с тиграми не один год, есть мнение, что такое возможно. Так же как и то, что импульсы передатчика могут использоваться браконьерами для обнаружения и добычи зверя. 16-19 марта во Владивостоке состоялась Международная научно-практическая конференция «Амурский тигр в северо-восточной Азии: проблемы сохранения в 21 веке». Биологи из десяти стран мира, представители государственных структур и международных природоохранных организаций обсуждали итоги национальной программы изучения амурского тигра и вопросы реализации стратегии сохранения амурского тигра на Дальнем Востоке.«Без действенных комплексных мер по сохранению амурского тигра ему грозит резкое сокращение численности » - такова их резолюция.Ознакомившись с проблемой на месте и хорошо зная реалии нашей страны, я бы сказал иначе. Без срочного вмешательства в судьбу амурского тигра государственное достояние в самое ближайшее время вновь может оказаться на грани исчезновения.Самое срочное, что необходимо предпринять, это кратно увеличить ответственность за браконьерство в отношении краснокнижных животных и контрабанду дериватов краснокнижных животных. Уравнять ответственность за перевозку и хранение частей краснокнижных животных с ответственностью за браконьерство. Одновременно с этим необходимо принять волевые решения, прекращающие уничтожение в приморской тайге кедра и дуба, наведя строгий контроль за любыми лесозаготовками в местах обитания амурского тигра. Пока же создается впечатление, что лобби лесозаготовителей при принятии решений по этому вопросу сильнее заявлений на самом высоком уровне об ответственности за сохранения амурского тигра и защите мест его обитания.Надо как можно быстрее восстановить разваленную ныне систему охраны природы в России, обеспечив задействованные в ней организации и их сотрудников всем необходимым, от финансирования до полномочий и юридической защиты.Этого развала природоохранной системы России амурский тигр может не пережить.

 
 
 
atboarder2atboarder2 on Май, 25, 2010 11:07 (UTC)
Сергей внесу поправки.
Уже популяция раздроблена на три части: хребет Хехцир возле Хабаровска, Сихотэ-Алинь и южнее Владивостока горы.
Специнспекция "Тигр" пять лет назад никому не была страшна. Я знаком с некоторыми из них и не хочу говорить, что они классные чуваки, охраняют тигра. Они выполняют свою роль, но там мало преданных этому делу людей.
Про ошейники. Браконьеры убили с Сихотэ-Алиньском заповеднике тигра с помощью передатчика. Гораздо эффективнее метод определения запаховых проб тигра собаками, который используют в Лазовском заповеднике.
И вообще тигр - это бизнес. Ему стоит сильная угроза от организованных банд браконьеров, которые опустошают леса, убивают оленей стадами и тигров тоже. Такие группировки действуют в том же Лазовском районе.
pandukalispandukalis on Февраль, 27, 2012 11:44 (UTC)
отличная статья , тут и за лес и за тигру. А по мне, так и то что леса разделены на охотничьи наделы тоже дичь и зло. И на деловой лес. Есть заказники, заповедники а все остальное считается человечьей плантацией дров и бревен. А это в корне неправильно. Да и вообще, общество потребления такая гадкость. (
Инга ВерещагинаИнга Верещагина on Февраль, 23, 2014 05:54 (UTC)
Тигр
Добрый день!
Тема серьезная, но как возможно что-то исправить, лично я даже не могу себе этого представить. Люди в приморских селах, в глуши, вынуждены жить тайгой, охотой, рыбалкой. За большую часть местных жителей - настоящих охотников - скажу, что такие никогда не будут убивать ради наживы. Если и охотятся, то чтобы прокормить свои семьи. А вот кто организует сафари в тайге на вертолетах? Выслеживают дичь и стреляют без разбора. Точно так же добывают женьшень - огромные ямы потом остаются. А вырубка леса - бульдозеры загоняют на верхушки сопок, выбирают всё. И насколько я знаю, сейчас вырубка пошла по второму кругу, там где тайга немного стала восстанавливаться снова беспредел. А знаете сколько подчас брошено гнить сваленных в кучу бревен на вырубках. И сейчас сами китайцы там орудуют. У них свои пилорамы.
Только вот что делать людям? Многие сельчане работают в лесу, ибо неоткуда больше деньги брать. Тут либо на пенсии, либо в найме у таких вот браконьеров.
Так что решать однобоко тут не получится. Эта трагедия более масштабна, чем Уссурийская тайга.
И это очень больно.