?

Log in

No account? Create an account
 
 
31 Январь 2011 @ 15:20
ВАРЗИНА И ОКРЕСТНОСТИ.  

Вертолет, разворачиваясь носом к ветру, заходит на посадку.
 

Внизу длинный мелководный залив и две реки. Это Варзина и ее приток Пенка.

Следующим утром отправляюсь вверх по Варзина. Длинные ступенчатые перекаты сменяют плесы, и снова перекаты.

Немудрено, что от Енозера до Баренцева моря, на тридцати пять километров протяженности реки, перепад высот реки Варзина сто двадцать метров.

 

Через несколько километров берега реки становятся выше и сжимают ее все теснее. Идти приходится по набитым оленями тропинкам на более чем стометровой высоте.На кромке, заросшей пышным ягелем, с почти отвесно спускающейся вниз скалы, от вида на реку, бурлящую внизу, захватывает дух.



 

На следующий день отправляюсь к морю, к тому месту, где Новокуевский мыс разделяет губу Варзина и губу Дроздовка.



 

Путь снова пролегает по прибрежным террасам, поросшим кривыми, как яблоньки березками и сопкам, избитым оленьими тропами.  




 Примерно через километр, каменный берег сменяет длинный изогнувшийся косой песчаный пляж, а над ним, меж сопок, огромная ровная площадка со следами былых строений. Это Варзина. От былого большого села не осталось ничего, кроме большого чугунного котла, да ржавой посуды.Здесь, как и на других брошенных людьми местах немного жутковато. Кажется что жившие здесь когда-то, наблюдают исподволь за тобой, то ли с любопытством, то ли с укором. От бывшего села, сквозь сопки к морю, ведет ровная похожая на дорогу площадка шириной примерно в сто метров



. Даже трудно представить каких размеров ледник мог «прочесать» в камне такое. По ней я и выхожу сначала к густо заросшей можжевельником поляне, а затем и к мысу, крайней точке разделяющей западный и восточный Новокуевские заливы.Это действительно край земли. Между мною и северным полюсом две с половиной тысячи километров ледяного океана. Это впечатляет.

 
Следующим утром летим на озеро Чилиявр. Варзина берет свое начало из огромного Енозера соединенного протокой с озером Чилиявр.






 

Здесь Здесь водится самая крупная на Кольском полуострове кумжа.



 

К западу от Варзина, по холмистой тундре несет свои воды в море река Сидоровка.



 

На прибрежном песке озерного плеса следы норки и росомахи. На противоположной стороне выше по склону пасётся, подбирая мягкими ворсистыми губами грибы и ягель, олень. Поднявшись в гору, вдоль реки, вершинами прибрежных сопок спускаюсь к ущелью.



 

На уступах отвесных скал ярко - розовые, кустики радиолы розовой. А сами стены, как коврами с диковинным узором, украшены оранжевым лишайником. И конечно стелющиеся по камню плети карликовых березок, с копеечными желтыми и еще зелеными с ярко-жёлтой резной кромкой листочками.



Их красота, кажущаяся беззащитность настолько трогательна, что трудно поверить, что именно эти гибкие тонкие веточки способны выжить здесь долгую полярную зиму с ее безжалостными ледяными ветрами.
 На обратном пути встречаю оленей, случайно спугиваю затаившуюся в россыпи серых камней полярную куропатку. Она не улетает а, отбежав метров на десять, наблюдает за мной оттуда.



Следующим утром на катере идем в губу Дроздовка и губу Ивановскую.
 

Обогнув Новокуевский мыс, оказываемся в губе Дроздовка. Этот залив когда - то был обжит. Раньше здесь было село, стояли пограничники, размещалась радиолокационная служба, работала метеостанция. Сейчас здесь полное запустение.



Миновав пролив между материком и островом Новокуев, дальше идем по губе Ивановской. Эта губа значительно длиннее и шире. Сразу за горлом, на торчащих из воды прибрежных валунах обнаруживается лежбище «усатых браконьеров» – тюленей.



То справа, то слева вы воздух поднимаются разной численности группы белоснежных лебедей.



Одна из стай пытается убежать по воде бегом. Это молодые лебеди, еще не успевшие подняться на крыло.
Дойдя до устья реки Черной, оставляем, привязав за камень лодку и по ягодникам, с крупной, как мелкая вишня, голубикой, и лиловой спелости брусникой, поднимаемся в сопки пешком.



Идем вдоль русла реки Чёрная, череды перекатов, омутов и плесов. На ней и ночуем.






Когда стемнело, лежа в «спальнике» на пышном ковре мха, я долго смотрел на, проявившееся сначала блеклыми разводами, а затем заигравшее, переливаясь диковинными поясами, северное сияние.
Кольский полуостров, Мурманский берег, начало сентября.
 
 
 
natovichnatovich on Январь, 31, 2011 13:29 (UTC)
всё-таки хорошо, что советская власть кончилась и такого количества ненужного народа на Севере больше не будет - природа отдохнёт
ardm2016ardm2016 on Октябрь, 4, 2017 13:25 (UTC)
ошибаетесь,
как раз она и исчезла за последние 15 лет напрочь
oloyoloy on Январь, 31, 2011 15:23 (UTC)
Скажите, а Ваши поездки на Йоканьгу-Поной-Варзину - это хобби или профессиональные обязанности? Если не секрет, разумеется. Просто интересно, это ведь все реки с коммерческой рыбалкой. Может Вы там гидом работаете? Мне так лично это с профессиональной точки зрения интересно - мы охоту и рыбалку клиентам продаем.
Валерий Люшковstrelec_new on Январь, 31, 2011 15:39 (UTC)
По взаимному разовому интересу с турфирмами (не реклама).
Димаantioz on Январь, 31, 2011 22:06 (UTC)
Божественные места!