Валерий Люшков (strelec_new) wrote,
Валерий Люшков
strelec_new

Categories:

Философ Гришков. Семья Барыльников.



Утром геодезисты уходят по своим делам, а я отправляюсь навестить отшельника, живущего выше по реке.
Алексей Гришков удалился сюда от мира более двадцати лет назад по соображениям идейным, во многом сходным с теми причинами, по которым становятся дауншифтерами сегодня. Его принципы: ни на кого не работать, ни от кого не зависеть, жить в ладу с собой и миром. Последнее даже здесь в глуши получалось плохо. В советские времена власть присматривалась к нему как к потенциальному, да-да, антисоветчику. Подозревая вызов обществу даже в том как он построил себе дом. Не "как у всех", а из стоящих вертикально бревен.



</span>

Гришков же объясняет все просто. Чтобы положить бревно горизонтально нужно два человека, а чтобы его поставить вертикально, достаточно и одного.
Алексей показывает мне освоенные им тридцать соток земли. Кроме дома на них крытый рубероидом чум, небольшая, внутри два на два метра, экономичная в плане расхода дров избушка, хозяйственные постройки да огород. Здесь Гришков выращивает картошку с клубнями весом по килограмму каждый. Секрет в специально заготавливаемом для удобрения компосте. Хранит картошку в специально обжигаемом перед закладкой урожая погребе.
Осмотрев усадьбу, за столом из мельничного жернова оставшегося от былого села Улунга, на берегу реки Улунга, пьем с ним чай.

Для жителей села, коих здесь не больше десятка, Гришков что-то вроде отдушины. Приходят к нему в гости поодиночке. Посидеть, поговорить за жизнь с видом на бегущую мимо воду.
Алексей показывает мне вырезанные для кого-то на заказ деревянные ложки, делится умением, как из одноразмерных жестяных банок из под консервов сделать изгибаемую под любым углом трубу.
Говорим о том, что человек, живущий один на один с дикой природой, начинает тоньше чувствовать окружающий мир. И иногда даже предчувствовать какие-то события.
Когда собираюсь обратно, Алексей выдаёт мне гостинец - несколько огромных, по килограмму, картофелин. Вечером пожарили её с геодезистами. Картошка оказалась очень вкусной.
Через день я еще раз заходил к Гришкову с одним из геодезистов. Попрощаться да отдать ему оставшиеся у нас излишки продуктов. И опять сидели у костра до полуночи, пили крепкий, почти чёрный
чай со сгущенкой, говорили.
Когда собирались уходить:
- Выберешься, плюнь от меня на асфальт.
Это его отношение к добровольно оставленному им «цивилизованному» миру.
Кроме него, из постоянных жителей Улунги - семья Барыльников. Сегодня это Игнат с женой и двумя детьми и его младший брат Иннокентий.
Отец их, Александр Георгиевич, с женой Натальей приехал сюда из Минеральных вод в 1979 году. От него в наследство сыновьям осталась обустроенная на двух гектарах усадьба. Удивительно, как в такой глуши ему удалось не только приспособиться к местной жизни, но и создать для себя и своей семьи по настоящему полноценный мир. Сыновей своих с малых лет он учил не только общему образованию, но и всему тому, что необходимо знать для жизни в дикой тайге. С пяти-шести лет по очереди он брал их на два месяца в тайгу на промысел. А к двенадцати годам каждый из них сам уже был промысловиком и следопытом. Будет нужно, одним топором в тайге лыжи смастерят, зимовье поставят. Будет хищник "хамить", успокоят и его. А внешне ни как не скажешь. Вежливые, культурные парни с чистыми, искренними глазами.
На их усадьбе ухоженные клумбы и грядки. В двухэтажном доме, рядом с основным, настоящая общедоступная для всех Улунгинцев библиотека. В этом, отстроенном их отцом для них некогда учебном зимовье, живет сейчас Иннокентий, собирающийся выучиться на метеоролога, отстроить свой дом и завести семью. Это их мир, в котором они родились и выросли и откуда никуда не собираются уезжать. Напротив усадьбы в березовую рощу почти на километр уходит прорубленая и вручную отсыпанная их отцом аллея. Александр Барыльник хотел здесь сделать настоящий парк.
Это ли не пример, что в любом месте и в любых условиях, кем ты будешь, и как ты будешь жить, по большей части зависит только от тебя.
Если не помешают им и не выживут отсюда те, для кого они и их образ жизни не сходится с их "понятиями", именно они будут той основой, из которой сможет вновь возродиться здесь живое и здоровое село. В апреле 2010 года я встречался с ними во Владивостоке, где Игнат и Инокентий учатся.
Через неделю Игнат собирался назад в Улунгу, своим ходом от посёлка Восток. Это почти сто километров по лесовозным дорогам и около сорока километров через тайгу. Для них это - обычное дело.


Барыльники. Владивосток, 2010 год, апрель.

На следующий день пришел вертолет, и геодезисты с клиентами базы улетели домой. Был соблазн улететь вместе с ними, но погода пока ещё позволяла задержаться. Перейдя Улунгу вброд, взбираюсь на высокий склон над селом. Отсюда все как на ладони. Метеостанция, дом нанайца охотника Мити, маленькая избушка, усадьба Барыльников, дома авиаслужбы и турбазы, часовенка, отстроенная назначенным сюда, но не ужившимся с местными жителями священником. Спустившись, ухожу к слиянию Улунги и Бикина.Здесь на берегу и небольшом островке свежие следы молодого тигра. Говорят, что ночами он нередко прохаживается по дороге, ведущей к посадочной площадке.



Вернувшись назад, знакомлюсь с вернувшимся с верховьев Бикина смотрителем Верхнебикинского заказника и расспрашиваю про обозначенные на карте зимники. В отличие от зимника, тянущегося на побережье моря в Максимовку, тем, что ведет к поселку Восток - уже два года никто не пользовался. Но, судя по карте, это будет и более короткий, и более надежный вариант возвращения.
 Рассчитываю по зимнику добраться до урочища Старая речка. А там, чтобы не лезть через большую марь, до метеостанции Родниковая пойти по другому берегу Бикина. Дальше есть уже известные мне варианты. Или по реке до Красного Яра, дождавшись попутный бат, или по тропе и лесовозной дороге на поселок Восток.
По пути к месту жительства встречаю одного из обитателей маленькой избушки. Удивившись тому, что я не улетел вместе с геодезистами, говорит, что они зайдут ко мне вечером.
- Надо исправлять ситуацию..
 Звучит это уж очень как-то двусмысленно. Не то хотят зайти да выпить за доверие и взаимопонимание, не то, как-то иначе урегулировать свои подозрения в том, что я случайно узнал лишнего об их "сельхозугодьях" и "заготовках".
Не скажу, что меня это не напрягло. Но страха показывать нельзя, и я говорю, что буду их ждать.
Вижу, что и мой ответ прозвучал не однозначно. Ничего, пусть подумает.
Что уж и как они там хотели «исправить», для меня так и осталось неведомым. Вечером никто не пришел. А утром, поднявшись пораньше, вернув хозяйке метеостанции колун и поблагодарив за гостеприимство, выхожу в обратный путь.
Мне очень хотелось забраться и выше по Бикину, но, оценивая ситуацию здраво, я понимаю, что и так нет повода сетовать на удачу. Осень задержалась почти на весь октябрь.

Tags: Приморье, интересные люди, самостоятельное путешествие., судьбы людские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments