"Хозяйке на заметку."



Клюква прекрасно хранится свежей в стеклянных банках залитая охлажденной кипяченой водой. Брусника, просто плотно умятая в банке. И то и другое, в тёмном прохладном месте
Вторая хороша как приправа к дикому мясу, и даже к соленой селедке.

ПРИВИДЕНИЕ.



Ночи в октябре длинные и спать еще рано. Поэтому, поужинав и отдыхая после сбора клюквы, грею у костра колени, пью чай, жарю над углями на прутике сало. Одновременно, прислушиваясь к шумящему в вершинах деревьев ветру и подозрительным звукам, изредка доносящимся с краю болота.
До него чуть больше сотни метров. Не сказать, что бы я верил во всякую, обитающую на болотах нечисть, но какому-либо зверью, например медведю, край болота, как и берег реки, самая, что ни на есть обычная дорога. А еще здесь, то чуть ловит, то не ловит совсем радио. Один треск и шум, словно болото это какая-то мощная глушилка. Отходишь от него на пять километров, и приёмник уже что-то ловит, а здесь нет.
В какой-то момент, подняв голову, вдруг вижу в подсвеченном дыме костра ЭТО….
Collapse )

ЗА ВЕСЕННЕЙ КЛЮКВОЙ. (4)



Разлившийся ручей, это ещё не трясина. Если даже основательно макнешься, выберешься быстро. До течения иду по остаткам колеи вездехода, через русло по тем же брёвнышкам, что и осенью, только вдвойне осторожнее. После небольшой сухой гривы начинается собственно и само болото.
Мои предположения, что его ковер, сплетенный из корневищ растений, ещё замерзший, как лёд на озерах, расплылись, как текущие по нему лужи. То же и с колеёй вездехода, из прессованного заледеневшего снега. На краю она еще местами проглядывалась, а дальше от неё не осталось и следа.
Клюква была и здесь, и на чуть возвышающихся среди луж островках, и под водой, но не в том количестве, что бы имело смысл тратить на её сбор время. То самое время, за которое дорожка по которой я пришёл сюда, которая местами и так-то не очень, может заметно усложниться.
«Для очистки совести» проверяю, насколько можно отойти от края в болото, пробуя впереди себя прочность колышущегося под ногами ковра шестом. Не далеко ушёл, когда в очередной луже шест с небольшим усилием протыкает ковер и уходит в глубину под ним слишком легко. Представив, что будет, если в болотных сапогах провалиться в таком месте даже по пояс, сразу вспомнил неизвестного мне авторства поговорку. О том, что разумный риск, это когда хорошо подумаешь и решаешь не рисковать.
Наверное, можно было до вечера собрать литров пять-шесть и на обобранном краю, но это ещё одна ночёвка в палатке. Ствола с собой нет, ну а по осени, неподалёку, шлялся на бруснике, как минимум один медведь. Сейчас же я еще вполне успевал выбраться так, чтобы ночевать всё-таки дома. А ягодки, ягодки ни куда не денутся, к сентябрю вырастут новые.
На том и порешил.
Назад выбрался хоть и не просто, но вполне удачно. Только присев на поляне на пенёк, что-бы собрать рюкзак, да попить на дорожку кофейку, почувствовал, что куртка на спине мокрая от пота насквозь, да и бельишко хоть выжимай. Благо было с собой сухое, во что переодеться.
Сапоги и тент забрал домой. Кое-что, из того что осенью здесь пригодится, оставил.
Уходя, выдохнул, обернувшись: «Спасибо, что отпустило!».

ЗА ВЕСЕННЕЙ КЛЮКВОЙ. (3)



За деревней ручей, впадающий в речку, низина которого для переправы завалена сбитым гвоздями горбылем. Сейчас всё это под водой и, частично, подо льдом. По низине, прямо по воде и сырому снегу, свежий переход остатков стада кабанов. Осенью их было побольше, раза в три.
Ночью был морозец и поток оттайки снизился, благодаря чему, хоть и не без усилий, с помощью дожидавшегося меня с осени двухметрового посоха, удается перейти, с охранив ноги сухими.
На обратном пути всё может быть иначе, но с собой есть топорик, с которым способней не только развести нормальный костер, но и наладить переправу.
Дальше, хоть и подтаявшая, но достаточно плотная накатка вездехода. Надеюсь, что и на болоте она еще цела, если так, возможно, удастся забраться подальше с обобранного осенью края.
По накатке дохожу до последней перед болотом поляны, которую в октябре использовал для остановок и ночёвок. Зеленый мешок с болотными сапогами, тентом, и дополнительным утеплением подстилки в палатку, подвязанный в густую елку, перезимовал в целости и сохранности. Сменив подмокшие немного от пота и снега носки на сухие шерстяные носки и новые вкладыши, переобуваюсь в болотники.
Налегке пройдясь сто метров до края болота, прикидываю, удастся ли на него выйти, сохранив штаны сухими. Ситуация не очень. На фарватере текущего вдоль края широкого ручья переход из пары бревнышек сейчас почти на метр под водой, под ним двухметровый шест уходит в воду полностью. На краю болота и вовсе море разливанное.
Вернувшись, развешиваю палатку меж деревьями для просушки и, перекусив подогретыми на горелке консервами да попив кофейку, решаю-таки рискнуть.

ЗА ВЕСЕННЕЙ КЛЮКВОЙ. (2)



На рассвете, позавтракав, пакую в рюкзак подмерзшую палатку, и в путь.
Дорога чищена, рюкзак легкий, идти ничуть не трудно. На полянках, в подросте в стороне от дороги, завис небольшой туманчик. В паре мест на пути, в ответ на хруст снега под сапогами, примерно в сотне метров, вроде как, отзывается по разу «деревянным» скрежетом глухарь. Они тут есть, по осени поднимал несколько раз. Бобровые плотины на ручьях уже «живые», в нескольких местах недавние переходы через дорогу лосей.
До крайней перед болотом, небольшой и почти жилой деревни дохожу за три часа. В речке текущей с болота вода, примерно, на метр выше осеннего уровня. Это обнадеживает, что удастся перейти сырое место на пути к болоту от деревни в обычных, не болотных сапогах. Болотники тоже должны быть, если перезимовали и ждут меняя еще, у последней поляны перед болотом.

ЗА ВЕСЕННЕЙ КЛЮКВОЙ.



До села, от которого 18 км тупиковой дороги к деревне у болота, доехал уже в темноте. Налил в пластиковую бутылку два литра воды из колодца и пошёл к месту ночлега.
Небо раззвездило, пока шел, пару раз прогоготали где-то там гуси.
Палатку поставил на скошенном в сентябре травяном поле, на относительно сухом бугорке, забрался и понял, не соскучился. Дома на диване конечно удобнее, но с возрастом приходит время, когда держать себя в форме не роскошь, а необходимость. И, в этом плане, прогулки с рюкзаком очень даже в тему. Ну а возможность набрать перезимовавшей клюквы, да и просто прогуляться по нормальному лесу, вполне себе повод.
Нарезав, обжариваю с луком, в крышке котелка, на горелке сало. Заливаю кипятком, замешиваю сухого картофельного пюре со специями, - вот и ужин.
В теплый спальник забираюсь в термобелье и надев теплые шерстяные носки. Можно и без всего, но за зиму организм наверняка расслабился и лучше подстраховаться.