?

Log in

No account? Create an account
 
 
02 Сентябрь 2010 @ 10:52
ЗАПИСКИ "МЕДВЕЖЬЕГО СТОРОЖА".  

Медведи в окрестностях Курильского озера, которое находится на самом кончике полуострова Камчатка, не такие как в других местах. В других местах они тоже очень разные, но то, что я видел здесь, изменило многое из моих прежних представлений об этом звере, о психологии его поведения, о мерах безопасности при встрече с ним. Здесь медведи чувствуют себя полноправными хозяевами, не ведут себя скрытно, не боятся человека, не пугаются инородных звуков, громкого окрика, выстрела в воздух. Не редко они не реагируют даже на выстрел в их направлении из ракетницы.

  Климат на южной оконечности Камчатки совсем не южный. Мыс Лопатка, находящийся неподалеку от Курильского озера, первенство по числу непогодных дней в году уступает лишь мысу Горн. Но именно здесь, на Курильском озере, находится самое большое в Азии нерестилище лосося – нерки. А еще здесь самая большая в мире плотность популяции бурого медведя.
Работающие в Южно-Камчатском заказнике инспектора и научные сотрудники Кроноцкого заповедника живут и работают в этой медвежьей стране бок о бок с её обитателями, чтобы защитить и сохранить это уникальное природное место.
Бывает, что за один день им приходится пережить несколько не демонстративных, а самых настоящих нападений медведей. Тогда, только выдержка и наработанный опыт помогают им избежать трагедии или применения оружия. Это здесь крайняя, самая последняя мера защиты, допустимая лишь тогда, когда нападение зверя иначе уже нельзя остановить никак. Когда от летящей на тебя махины остается менее пяти метров.
В большинстве своем люди, работающие здесь, настоящие романтики, каждый из которых по-своему уникален. Охраняя природный мир Кроноцкого заповедника и входящего в его состав Южно-Камчатского заказника, сопровождая работающих здесь ученых и съемочные группы фотографов и журналистов, охраняя организованные группы туристов, они ежедневно рискуют своей жизнью. Возможность нападения медведя со всеми нехорошими последствиями, нарваться на пулю или нож браконьера, риск подорвать здоровье в многодневном изнуряющем рейде - для них повседневная, обыденная реальность.
Зато, в «довесок» к скромной зарплате, они имеют уникальную возможность находиться в сказочной реальности мира дикой природы, среди вулканов, горячих источников и других проявлений, находящихся совсем близко, буквально под ногами, раскаленных недр нашей планеты.
Сейчас, присоединившись к ним, такую возможность имею и я. Когда начинаю писать эти строки утром двенадцатого июля 2010 года, за окном инспекторского кордона на мысе Травяной в зоне видимости одновременно около десятка медведей. До ближайших менее ста метров. Иногда их больше, иногда меньше. Нередко несколько раз за день они приходят на кордон к крыльцу инспекторского домика. Я знаю, такое трудно представить. Пару недель назад, собираясь сюда, это трудно было представить и мне. Но здесь это действительно так.
Начало июля в этом медвежьем мире - это предвкушение пира. Каждый день медведи и медведицы с медвежатами приходят к устьям впадающих неподалеку от кордона рек и смотрят на воду. В надежде, что разрежет водную гладь плавник поднимающейся против течения к месту нереста нерки. Но рыбы еще нет. Посидев в позе «медвежьего гипноза», сделав пару пробных заходов в воду в попытке выгнать невидимую рыбу с глубины на мелководье, они уходят с устья реки Хакыцин, уныло опустив головы и, как мне кажется, тяжело вздыхая. Потом проверив устье второй поблизости реки Этамынк, отправляются пастись на опостылевшей уже травке, чтобы завтра прийти к устьям опять. В это время медведи бывают раздраженны. Организм уже требует белковой пищи, а её всё нет и нет. Большие медведи нередко охотятся на медвежат, и у их мамаш сейчас основная задача сохранить своих малышей. Это не просто. Только за первую неделю моего пребывания на мысе Травяной две медведицы лишились по одному из пары своих медвежат. Одного этого года рождения, второго - позапрошлого. И это только то, что было подмечено мной из уже запомнившихся мне медвежьих семейств, которые были каждый день на глазах, поблизости от кордона или наблюдаемые издали в бинокль.
Как только появляется свободное от обустройства пустовавшего полгода кордона время, я наблюдаю за ними и каждый день вижу интересные истории из их жизни. Сколько их происходит там, дальше, в непроходимых зарослях ольхового и кедрового стланика, которым более чем на километр ввысь густо оплетены вершины окружающих озеро гор и вулканов, можно только предполагать, я расскажу о том, что видел своими глазами.

вариант на ангийском (перевод Маши Карнышевой):
The bears in the Kuril lake neighbourhood one the very end of Kamchatka peninsula are not like others. In other places they're also very different. But what I saw here changed many of my past conceptions of this animal,the psychology of his behavior, the precautions necessary in case of an occasional meeting. Here the bears feel themselves like total owners of the place. They don't act secretively, are not afraid of humans and strange sounds. It's not rare for them not to react even to a signal pistol shot fired in their direction. The climat on the south end of Kamchatka is not southern at all. The Lopatka cape not far away from the Kurilian lake is only second after the Horn cape in the lead of the greatest number of bad-weather days in a year. But precisely here, near the Kurilian lake, is located the biggest spawning place of nerka salmon in Asis. Also here is the greatest population of brown bear in the world. Inspectors of the South Kamchatka game reserve and scientists of the Kronotskii nature reserve work and live in this bear state side by side with its inhabitants in order to protect and save this unique territory. It happens so that during a day they have to endure a few real bear attacks. In these cases only self-control and experience help them to avoid a tragedy or use of weapon. Here it is the last option of self-protection that is possible only when an attack is unstopable, only when the distance between you and the bulky object rushing towards you is less then five meters. Mostly people who work here arre real romantics and each one of them is unique in his own way. Every day they risk their lives saving the nature of the Kronotskii and South Kamchatka reserves, escorting scientists and film crews working here, guarding tourist groups. A possibility of a bear attack, being killed by a poacher's bullet or knife, and risking their health in a long exhausting raid is an every-day routine for them. But as a bonus to a small salary they have a unique ability to live in a fairy-tale reality of the wild nature's world: among volcanoes, hot springs and other objects coming from smoking hot bowels of our planet. After I joined them I got such an ability, too. When I started to write these lines in the morning of July 12th, there were about ten bears at the same time behind the window of the inspector's cordon on the Grass cape. The distance to the closest ones was less than a hundred meters. Sometimes there were more or less of them. it was not rare for them to come to the porch of the inspector's house a few times a day. I know it's hard to imagine. When I was preparing to get here a couple days ago it was hard for me, too. But that is how it is here. The first days of July here is an anticipation of a feast. Every day bears and their cubs come to the mouths of the rivers not far away from the cordon and look at the water. They hope to see a nerka's fin cutting the water surface. It is supposed to arrive coming against the water stream to the spawning place. But still there is no fish. The bears sit down in the pose of "bear hypnosis", make a couple attempts trying to get the invisible fish out of the depth to the shoal and leave the mouth of the Hatsykin river. They hang their heads and seem to sigh. Then they check the mouth of the Etamynk river and go to browse the hateful grass. Tomorrow they will come back. At this time bears are irritated. The organism already requires proteins but doesn't get them. Big bears frequently hunt cubs. So the main problem for their mothers is to save their children. It's not simple. Only within the first week of my being on the Grass cape two she-bears lost one cub each. One of them was one year old, another one was born this year. And it's only what I could remember about the bear families that I already remembered and saw every day near the cordon or watched through field glasses. Right after I have time free from organizing the empty cordon's life I go watch them. Every day I see interesting events from their lives. I can only suggest how many of them happens farther away, in impassable brushwoods of alders and cedars thickly growing on the mountains and volcanoes around the lake. I will tell about what I saw.

 
 
 
vvtrofimov: Шумакvvtrofimov on Август, 23, 2010 04:50 (UTC)
медвежья страна!
завидую
я бы не отказался от такого довеска даже к полному отсутствию зарплаты :-)
Нурияcatflat on Сентябрь, 2, 2010 07:26 (UTC)
Какой прекрасный жж, Стрелец, читаю тебя без остановки все подряд и еще собираюсь пеарить друзьям, как мне Витек отрекомендовал :)
Валерий Люшковstrelec_new on Сентябрь, 2, 2010 13:01 (UTC)
Спасибки, Нурия. Вспоминаю вас.
elshanecelshanec on Сентябрь, 27, 2010 04:22 (UTC)
два вопроса:
на заглавной фотке, это гнус или загаженная матрица?
и
так я и не вычитал по работе вы там оказались или, как турист?
Валерий Люшковstrelec_new on Сентябрь, 27, 2010 10:08 (UTC)
На фото утренние комарики. На кордоне по работе.
elshanecelshanec on Сентябрь, 27, 2010 10:41 (UTC)
интересная работа
Сергей Краснощёковmost_41rus on Сентябрь, 30, 2010 01:38 (UTC)
Для меня это уже в воспоминаниях...
Валерий Люшковstrelec_new on Сентябрь, 30, 2010 06:02 (UTC)
Re: Для меня это уже в воспоминаниях...
Знакомые морды, достойные картинки...)