?

Log in

No account? Create an account
 
 
09 Февраль 2010 @ 18:02
В КОСТРОМСКОЙ ГЛУБИНКЕ.  

 

Приятель вышел из небольшого сельского магазинчика с пакетом продуктов. Свободной рукой прижимая к груди пару поллитровок. Видимо, не решившись нести их в тоненьком и так готовом порваться пакете. Увидав водку, стоявший у крыльца магазина селянин оживился и с нескрываемым восхищением, как выдохнул, выдал: «О, богатый….»
 Вадим, опешив от такого определения, вздернул брови и с удивлением посмотрел сначала на мужичка в видавшей виды телогрейке, а затем вопросительно на меня. Уж кем-кем, а богатым он себя не считал, да и не был таковым никогда. Мужичек же, кивнув на бутылки, не мешкая, предложил выменять одну из них на мешок картошки. Поняв в чем дело, Вадим объяснил, что картошки нам не надо, что на пару дней хватит и своей. Мужичок с сожалением вздохнул, и когда мы уже погрузились в машину, спросил: « А вы откуда?» - «Из Москвы», - ответил Вадим. На что, округлив глаза, мужичок с удивлением, как будто Вадим сказал, что мы с луны, с прищуром понимающего, что его разыгрывают, человека, выдал: «Шутишь….»

 Запомнилось мне это «шутишь».Несколько лет назад, в самый раз после кризиса 1998 года, приятель купил в вымирающей деревне в Костромской глубинке дом. Рядом лес, река Сить, есть телефон, асфальтовый подъезд к деревне. И все это удовольствие с еще вполне сносным домом да тремя сотками земли - за пару тысяч рублей плюс пятнадцать минут оформления в сельсовете. Летом дом использовался его семьей как дачный, а зимой изредка мы наезжали сюда на охоту. Работы у местных жителей в округе никакой. В основном живут натуральным хозяйством, да так, кто лес ворует, кто грибами-ягодами, охотой да рыбалкой промышляет. Из наличных денег у людей по ближним деревням только пенсии стариковские. Самим о себе подумать да поискать работу на стороне, потеснить гастрабайтеров зарубежных в Москве или здесь, на месте, придумать какое дело, тут как-то не принято. За семь десятков лет отбила прежняя власть у людей желание проявлять инициативу. Да так, что и поныне принцип «не высовывайся», - один из основных. Да и замучают предприимчивого человека, если не чиновники, то бездельники местные, с просьбами одолжить поллитровочку или дать в займы на выпивку. Не дашь – обидятся, могут и спалить. Вот и пьют большинство мужиков горькую от безысходности до полной, так сказать, деградации. Не магазинную, нет. Самопал из непонятного происхождения спирта. Которую ценой в тридцать рублей можно купить не только в любой деревне здесь, но и по всей России. Слепнут, мрут от нее, но приложить минимум усилий хотя бы для того, чтобы купить сахара, поставить брагу да выгнать свой самогон, даже это задача непосильная. Да и едва ли достанет терпения дождаться, пока брага вызреет. Хватит выдержки у самого, так в деревне все на виду. От дружков да соседей-алкашей ничего не скроешь.
 У приятеля за пару лет в его отсутствие несколько раз в дом залазили. Не спасали ни присмотр соседей, ни крепкие запоры. Что-то украли, что поломали так, от безделья. Пока не додумался он вешать вместо дорогих да крепких дешевые китайские замочки. Те, которые и без лома, руками сдернуть можно. Да оставлять непрошенным гостям выпивку сразу за первым запором, так сказать, на входе.Ну, да что это я. Везде, почти по всей стране, так. Чуть отъехать от основных трасс, и вот она суровая российская реальность. Путешествуя по России от Мурманска до Магадана, насмотрелся. А здесь-то до Москвы, где властители и законодатели вроде как думают обо все этих людях, да решается судьба великой страны, по асфальту всего-то четыреста пятьдесят километров.