?

Log in

No account? Create an account
 
 
20 Январь 2011 @ 16:47
КОЛЫМСКИЕ ВСТРЕЧИ.(часть 5)  

Утром завтракаем, собираемся и в путь. Привязывая в кузове рюкзак, замечаю, что висящая над водой прядь березовых листьев за ночь стала золотисто желтой. Оглядываюсь вокруг и вижу в окружающей зелени еще несколько таких же мазков. Осень не за горами. А ведь еще нет и середины августа.



 Машина без усилий преодолевает брод и, по накатанной дорожке - вперед. С дороги то и дело взлетают пестрые полярные куропатки. Они летят перед машиной, как бы увлекая нас за собой, и лишь устав, садятся и скрываются в придорожной растительности.




Водимтель Дима,по национальности казах, перебравшийся в Якутию несколько лет назад. Живет в Хандыге, зарабатывая на жизнь грузовыми перевозками. За время пути мне не раз довелось убедиться в его мастерстве. Для меня, имеющего опыт езды по бездорожью, иногда, мгновенно принимаемые им решения, казались весьма и весьма рискованными. Вот и теперь, удачно объехав на идущей по склону дороге несколько воронок-провалов, мы останавливаемся перед очередной. Практически, вся дорога на этом месте это метровой глубины яма. От полотна отсыпанной зэками дороги осталась лишь небольшая полоса. Да и та, грозящая вот-вот обвалиться.


Не долго думая, Дима резко выворачивает руль вправо и объезжает опасный участок так, что по нему прокатываются лишь левые колеса.
Спрашиваю его, что бы было бы, если остаток дороги обрушился, и машина завалилась в яму. Дима улыбается и машет рукой. Мол, что ты, все нормально.
Те «лужи», которые по пути сюда мы преодолевали, перед этим промеряя глубины, полноприводный КАМАЗ проходит медленно, но уверенно.
На границе Якутии и Колымы делаем небольшую остановку.



На склонах сопок кедровый стланик с поспевшей шишкой. Сама шишка чуть крупнее грецкого ореха, а орехи размером с семя подсолнуха.

А вокруг дикая красота Оймяконского нагорья. Голубые горы в дали, наледи размерами с аэродром. Нет, сюда надо обязательно вернуться и полазить здесь основательно
Когда подъезжаем к Индигирке и въезжаем на высокий деревянный мост, мне остается лишь тяжело вздохнуть. После прошедших дождей ее лазурно-изумрудная прозрачность превратилась в тяжелый мутный поток, который «со скоростью паровоза» несет вниз по течению, топляк, и вывороченные с корнями деревья. Теперь, пока уровень воды не спадет, ни о какой рыбалке здесь не может быть и речи. В приглянувшихся по ходу движения местах нужно останавливаться сразу, не оставляя ничего на потом. Теперь, на тяжелой груженой машине, нам бы проехать по вибрирующему под напором воды и зияющему сквозными дырами мосту. Проскочили.



Томтор проходим ходом. Следующую остановку делаем ближе к вечеру, сразу за хутором "Гуцула". Так здесь зовут человека, лет пятнадцать назад обосновавшегося в этих местах.
Наша остановка здесь вынужденная. На небольшой, зажатой крутыми берегами речке потоком снесло мост. И с той и другой стороны стоит по несколько микроавтобусов УАЗов, перевозящих пассажиров и грузы между Оймяконом и Якутском. Брод вроде как есть, но спуск и подъем такой крутизны, что меня это реально беспокоит. Если сорвется закрепленная в кузове электростанция, она легко снесет и кабину, и сидящих в ней.
Здороваюсь с уже знакомым мне "Гуцулом", сожалею, что, ввиду погодных и дорожных условий, не могу у него задержаться. Фотографирую его с его малолетними детьми.


 
Затем грузимся в машину и вперед. Медленно, по крутому спуску съезжаем вниз. Рисково подскакивая на подводных ухабах, преодолеваем, захлестывающий водительское стекло поток и, по такому же крутому как спуск подъему, натужно выползаем вверх. В какой-то момент, кажется, что мотор дал сбой и машина, не удержавшись, скатится назад. Но, все обошлось.



Пока Дима проверяет крепление груза, спрашиваю у стоящих на дороге водителей, как теперь люди будут ездить из Оймякона в Якутск и обратно. Ответ предельно прост: « А никак». Говорят, что может быть, через месяц дорожники восстановят мост, а может быть, и нет….
Через год, когда я вновь оказался в этих местах, здесь так и ездили через брод. Разве что, сровняв к нему спуски. Вместо моста здесь собирались положить трубу. Только собирались…
Не теряя времени, едем дальше, что бы до темноты успеть в Кубюме. В начинающихся сумерках проезжаем реку Сунтар и красивейшее озеро Красное. Это еще одно место, где мне хотелось бы задержаться, но точно не сейчас. Осень с дождями началась слишком рано. В Кубюме останавливаемся у заправки и, расспрашиваем заправщика Володю об обстановке. Тот, не открывая дверь, через маленькое окошко, говорит, что река поднялась и продолжает подниматься. Что колымящий здесь перетаскиванием через брод УАЗов, водитель КРАЗа, уехал домой в Хандыгу. Это тревожный знак означающий, что вода продолжает подниматься и, что утром нам через эту реку точно не пройти.



 Подъезжаем к броду, по которому Дима переезжал реку по пути на Магадан. Посмотрев на уровень воды, он говорит, что здесь ему не пройти. Предлагаю ему попробовать преодолеть реку тем бродом, которым мы переезжали ее с магаданцами, когда ехали в обратном направлении. Дима спрашивает, помню ли я то место. Я «уверенно» киваю. Одновременно ловлю себя на мысли что, конечно, неплохо ориентируюсь в местах, где бывал хотя бы раз, но сейчас, с подъемом воды река заметно изменилась. Пока не стемнело, решаем попробовать. Машина у нас тяжелая, полноприводная. Колеей в прибрежном кустарнике выезжаем к месту в трехстах метрах выше по течению. Вроде бы здесь….




 Показываю Диме остров, на который надо выйти через первую протоку. Здесь еще, не глубоко. С острова, опять наискосок, через следующую протоку, на следующий остров. Потом, с его верхней оконечности, на еще один, с которого до другого берега остается последняя протока. По характеру течения на ней, она не такая, как предыдущие. На противоположной стороне УАЗ, пассажиры которого только что ужинали, а теперь с тревогой смотрят на нас. Один из них, явно не трезв, бежит к берегу, на ходу размахивая руками. За ревом воды, его голоса не слышно но, судя по жестам, понятно, что он хочет сказать. Неужели все наши старания были напрасны. Пытаясь перекричать поток, спрашиваю других подошедших к урезу воды людей, как лучше ехать. Я помню, что эту протоку мы проходили не по прямой, а по дуге.
Слов не слышно, но по жестам водителя УАЗа, я понимаю, как надо ехать. Говорю это Дмитрию, но решение принимать ему.
Дело рисковое. Пока не стемнело совсем, еще можно вернуться в Кубюме.




 Дмитрий решает попробовать. Въезжаем в поток на пониженной передаче и малом ходу. Так у нас в случае чего, вроде как, есть шанс сдать назад. Правда, это уже будет против течения…. Потихоньку, на ощупь, ползем к другому берегу. Вода становится все выше, порой перехлестывая через капот. Ближе к середине, машину перекашивает, и я понимаю, что мы едем, буквально, по краю ямы. На наше счастье, эта яма не справа, а слева от нас, выше по течению. Вода уже захлестывает стекло водителя, и Дима с тревогой поглядывает в зеркало на трубу выведенного на крышу кабины воздуховода. Если не выдержит какая либо из резиновых манжет и вода попадет в мотор, то мы встанем. О том, что будет дальше, не хочется даже думать. Когда до берега остается не более двадцати метров, машина потихоньку выравнивается. Но и течение здесь сильнее. В какой-то момент я чувствую, что многотонная махина, сносимая течением, начинает медленно сползать боком. Напряжение достигает предела.
Дима, поддает ходу, и машина буквально «проплыв» последние метры, цепляется передними колесами за подъём. Вгрызаясь в опору, обтекая потоками воды, "Камаз"с ревом выезжает на берег. Это было нечто. Люди на берегу прыгают от радости и обнимаются от объявших их чувств.
Дима, вытерев со лба выступивший на нем пот, поворачивается ко мне и, увидев в моих руках фотоаппарат, улыбается и говорит: «Это надо было снимать…». Я тоже улыбаюсь и отвечаю ему: «Сдай назад, я сниму с берега ….». Мы смеёмся, река позади, теперь можно и расслабиться.

Ночевка запланирована на перевале у метеостанции «Восточная», а до нее еще несколько десятков километров. Едем по западному краю Оймяконского нагорья. По пути на Магадан, я запомнил, какая здесь вокруг красота. Сейчас же за окнами темень. Впереди, в свете фар взлетают стаи куропаток да мелькают зайцы. Моросит мелкий дождь. Под него и въезжаем на площадку перед метеостанцией.


Пока Дима с экспедитором занимаются ужином, устанавливаю палатку. Растяжки креплю на камнях, размером с гандбольный мяч.
 Ужинаем в кабине. Собираясь залезть в палатку, чувствую, что осадки стали иными. Включив фонарь, вижу, что дождь перешел в снег. А ещё только середина августа. Кутаясь в тёплый спальник, засыпая бормочу: «Вот такое у нас лето…»
 
 
 
yrikkyrikk on Январь, 20, 2011 14:26 (UTC)
А что за потопленный поселок на фото?
Валерий Люшковstrelec_new on Январь, 20, 2011 14:55 (UTC)
Обычная картинка для равнинной Якутии, после трех дней дождей.
yrikkyrikk on Январь, 20, 2011 16:53 (UTC)
А зачем было строить эти дома на заведомо затопляемых территориях?
Валерий Люшковstrelec_new on Январь, 20, 2011 16:56 (UTC)
Это не я...)
Жезтырнак-агаaga on Январь, 20, 2011 14:56 (UTC)
Экстремально.
kotofei_chegkotofei_cheg on Январь, 20, 2011 15:46 (UTC)
Экстрима хватает на каждый день.
Сергей Харичевsergselivan on Январь, 20, 2011 15:49 (UTC)
Гуцул - сразил.
И описание переправы (аж на загривке шерсть дыбом встала %) ).
Светлана Лебедь: Кумаlebedyshka on Январь, 20, 2011 18:50 (UTC)
Крутизна!
rombellrombell on Январь, 21, 2011 02:36 (UTC)
здорово! спасибо
Французов Денисfrantsouzov on Январь, 21, 2011 10:44 (UTC)
Переправа - жесть полная!
BonAventurabon_a_ventura on Март, 14, 2012 07:59 (UTC)
описание переправы хватает за душу!